Центральная Азия: региональное сотрудничество тесно связано с глобализацией

Процессы глобализации и их влияние на индекс человеческого развития в государствах Центральной Азии уже нашли место в последнем докладе Программы развития ООН (ПРООН). Один из выводов доклада в том, что разные показатели центральноазиатских стран по индексу человеческого развития оказывают сильное влияние на их региональное сотрудничество, сообщает радио ООН. О том, почему это происходит Никола Крастев расспросил Елену Данилову-Кросс из регионального отделения ПРООН в Братиславе.

ЕДК: Глобализация – она тоже имеет две стороны: она влияет положительно на бедность, но и отрицательно также. С одной стороны – это балансировка, то есть, сейчас создание рабочих мест для граждан одной страны необязательно должно быть в пределах границ этого государства.
Мы живем в эпоху глобализации и сейчас говорить о том, что экономика отдельно взятой страны может существовать без взаимодействия с другой – это просто миф. Мы все интегрированы так или иначе в глобальные процессы, будь то торговые процессы или миграционные процессы.

vkecgajytklndhncfhxemj hcvhqkkq agbfihfsfzdqmh yzjehgiuqqwlxmvidwoe 3

Мы знаем, что в Центральной Азии существуют очень большие потоки рабочей миграции. Жители Таджикистана, Узбекистана и Киргизии – они мигрируют сезонно или на долгосрочный период в такие страны, как Казахстан или Россия. Из Туркмении очень часто ездят по другим причинам, по образовательным в основном, едут в Беларусь.

Вот, например, вопрос охраны окружающей среды – это вопрос достаточно глобального характера, но, допустим, если мы возьмем такую проблему, как высыхание Аральского моря – то это, конечно, региональная катастрофа, с которой надо бороться, но только силами центральноазиатских республик, скорей всего, мы этого не достигнем.

Вопросы нехватки воды или, я бы даже сказала, не столько нехватки, сколько нерационального использования ее, и в сельском хозяйстве – для полива, орошения, и неэкономного в ЖКХ людьми – все это тоже очень сильно сказывается.

НК: Можно ли сделать прогноз на следующие несколько лет относительно параметров человеческого развития в Центральной Азии?

ЕДК: В концепции человеческого развития ПРООН есть три основных показателя, которые формируют собой индекс человеческого развития. И в этот индекс входят три основных параметра: первый – это, как бы экономический показатель ВНД – валовый национальный доход на душу населения. Второй параметр – ожидаемая продолжительность жизни и третий – это образовательный компонент, который включает в себя годы учебы, которые имеет за спиной человек старше 25 лет, и ожидаемые годы обучения для первоклассника, который на сегодняшний день поступает в школу.

Что можно сказать? ВНД – это показатель, который очень сильно зависит от года в год в зависимости от экономической ситуации, от торговых процессов, от глобализации, от экономических шоков, которые на глобальном уровне происходят. То есть, этот параметр достаточно чувствительно меняется из года в год, я бы сказала. Поэтому, центральноазиатским странам следует очень внимательно относиться к тому, за счет чего происходит рост и, как я Вам уже говорила, внутреннее распределение ВНД – на что он тратится.

Ожидаемая продолжительность жизни – это очень качественный показатель: он говорит о том, сколько люди могут прожить, сегодня родившийся человек – сколько лет. Этот параметр очень сильно варьирует даже и в гендерном разрезе, то есть, сколько лет живут мужчины и сколько лет живут женщины. Этот параметр качественный в том смысле, что он очень сильно отражает такие вещи, как экологические составляющие, то есть, какие условия экологические существуют в стране и как они влияют на качество жизни. Здесь, конечно, услуги медицинские или некачественная жизнь – это, когда люди много болеют, когда они получают какую-то инвалидность в процессе работы или даже с рождения.

Образовательный компонент, наверное, единственный в странах Центральной Азии, который очень сильно прыгает от одной страны к другой. Допустим, если мы возьмем Киргизию – то там людей с дипломами с полученным высшим образованием – их практически 50 процентов населения страны. А если мы возьмем Узбекистан, то здесь, наверное, наименьший показатель – в Узбекистане менее девяти процентов людей имеют высшее образование. То есть в долгосрочной перспективе это будет очень много говорить о качестве рабочей силы, об уровне гражданской активности, самосознания людей.

На эти цифры, я бы сказала, надо обращать очень большое внимание потому что, чем дальше будут развиваться страны и расходиться в своем развитии, тем сложнее будут идти региональные процессы, процессы сотрудничества в Центральной Азии.

0