Евросоюз отказался от специального представителя в Центральной Азии

Вместо него в регион отправится спецпосланник. Замену эксперты в Европе оценивают критически, сообщает «Немецкая волна»

В последние месяцы никакой информации о специальном представителе Евросоюза по Центральной Азии почти не поступало. И вот в среду, 9 апреля, Верховный представитель Евросоюза по внешним делам и политике безопасности Кэтрин Эштон (на фото) официально подтвердила то, о чем эксперты говорили ранее. Своим решением она утвердила новую должность специального посланника ЕС в Центральной Азии и назначила на нее венгерского дипломата Яноша Хермана.

Херман — экс-глава представительства ЕС в Норвегии, бывший госсекретарь МИД Венгрии и посол этой страны в НАТО. Теперь его задача, согласно официальному сообщению из Брюсселя, — обеспечить укрепление отношений между ЕС и странами региона на высоком уровне.

Ранее Эштон упразднила должность спецпредставителя ЕС по Центральной Азии, которую занимала немецкий дипломат Патриция Флор. Как сообщили в офисе Эштон, выполнившая «отличную работу в Центральной Азии» Флор была отозвана МИДом Германии в Берлин.

0,,6150762_4,00

Йос Боонстра

Перестановки, объявленные Эштон, европейские эксперты по региону оценивают как симптом потери интереса Евросоюза к Центральной Азии. Спецпосланник обладает меньшими полномочиями, нежели имел спецпредставитель, так прокомментировал новую ситуацию один из ведущих европейских экспертов по отношениям между ЕС и Центральной Азией, голландец Йос Боонстра из неправительственной организации FRIDE.

«Ликвидация более самостоятельной должности в пользу менее самостоятельной с меньшим количеством полномочий я могу истолковать только как то, что в Брюсселе хотят ослабить свое внимание к Центральной Азии», — заявил DW немецкий эксперт по Центральной Азии Михаэль Лаубш.

«Действия спецпредставителей ЕС в Центральной Азии можно было по различным причинам критиковать. Однако в одном до сих пор не было сомнений: Брюссель следил за происходящим в этом регионе», — добавил Лаубш.

Нынешняя рокировка, возможно, отвечает планам внутренних реформ ЕС, но грозит ослабить эффективность европейской политики в Центральной Азии, предупреждает Боонстра: «Неясно, будет ли способен новый спецпосланник участвовать в этих процессах (в Центральной Азии) с политическим весом (своих предшественников)».

К тому же выбрано неудачное время для снижения дипломатического статуса представителя ЕС в регионе, считает Боонстра. В качестве одного из примеров он привел предстоящую в скором времени публикацию окончательных выводов Всемирного банка относительно планов строительства Рогунской ГЭС в Таджикистане.

Этот доклад способен вызвать новый серьезный виток напряженности между Таджикистаном и Узбекистаном, в то время как ЕС окажется без наделенного соответствующими полномочиями посредника в регионе, указал Боонстра.

«Потеря интереса к такому региону, как Центральная Азия, грозит неприятными сюрпризами. Возможно, что события на Украине покажут Брюсселю, что его решение имеет смысл только в краткосрочной перспективе, но может иметь пагубные последствия в долгосрочной», — подвел итог Лаубш.

0